Горы Волгоградской области

На высшей точке Волгоградской области географы установили табличку

Члены местного отделения Русского географического общества установили указатель на самой высокой точке нашего региона – горе Серпокрыловской. Вершина находится в Жирновском районе, ее высота 358,6 метра.

Поездка к удаленной достопримечательности заняла у энтузиастов целый день – около 13 часов. Ближайший очаг цивилизации – хутор с пятью жилыми дворами, по которому гора и получила свое название, пока неофициальное, но скоро оно будет зарегистрировано, сообщает «Волгоградская правда.ру».

– Член Волгоградского отделения РГО Михаил Краснов недавно путешествовал по США, там в каждом штате установлены такие знаки, – рассказывает ученый секретарь отделения Сергей Моников. – Михаил и его коллега РГО Ренат Ахмеров предложили поставить табличку на Серпокрыловской. Экспедицию мы готовили несколько месяцев, и в конце октября она все-таки состоялась.

«Крыша» Волгоградского региона спрятана от посторонних глаз в лесу, сама точка находится на вершине древнего кургана, ныне раскопанного.

– С погодой нам повезло, несмотря на октябрь. Дождь пошел только в конце нашей экспедиции, когда табличка уже была зацементирована, – продолжает Сергей Моников. – Если быть совсем точным, то табличка установлена в нескольких метрах от самой высокой точки региона. Если поставить ее аккурат в это место, знак могут удалить оттуда топографы, и они будут правы. В таких местах должны стоять знаки триангуляции, необходимые для геодезической съемки местности. Но они были уничтожены в Волгоградской области в лихие 90-е годы.

Интересно, что на старых советских картах еще Сталинградской области обозначено, что высота этой точки 359 метров. Это ближе к истине, потому что на самом деле Серпокрыловская возвышается над уровнем моря на 358,6 метра, как удалось выяснить с помощью приборов.

– В 2012 году в Серпокрылове уже была экспедиция, ее возглавлял Виктор Андреевич Брылев, доктор географических наук, профессор, – вспоминает Сергей Моников. – Тогда и назвали гору в честь расположенного рядом небольшого хутора.

Теперь в местном отделении РГО строят планы о том, чтобы поставить таблички и в других знаковых местах Волгоградской области. Например, самое низкое место региона находится в Палласовском районе, это береговая линия озера Эльтон, минус шестнадцать метров от уровня моря. Географы хотят отметить специальным знаком на местности и гору Улаган недалеко от границы с Казахстаном – это высшая точка волгоградского Заволжья.

Виктор Плешаков. Фото Сергея Моникова

Круги из космоса

Этой зимой мне позвонил фотожурналист и страстный путешественник Максим Кучеров: «Геннадий Степанович, зайдите, пожалуйста! Наверное, вас заинтересуют непонятные объекты, видимые из космоса…»

На экране компьютера, на карте, в пересечении дорог, рек, полей и редких островков .чеса, всё более приближаясь под курсором, вырисовывался правильный круг, Хорошо различимый с земной орбиты. Иловлинский район, окрестности станицы Трехостровская, неподалеку от Дона… Мгновенный замер, .как во время футбольных матчей, по-диаметр круга 208 метров. Вал опоясывает пустошь, рядом грунтовая дорога, а вокруг на многие километры — сплошная степь, поля и ни кустика растительности. Странное сооружение… На курган не похоже, однако рукотворность объекта неоспорима. Кому и для каких целей понадобилось очерчивать такой идеальный круг в степи, далеко от людских поселений?

— Говорят, здесь обнаружили многолетние слои золы* словно от сгоревших сотен и тысяч деревьев… — показал свою осведомленность Максим. — Волгоградские археологи вели раскопки, и их предположения касаются времен чуть ли ни Зо-роастра или позже…

Надо было дожидаться весны-лета и ехать к кругам за разгадкой…

В степи за Доном…

Неприхотливая «Нива» под водительством волжанина Михаила Улитина наматывает асфальтовые километры от Волгограда к станице Трехостровская, потом паромная переправа через Дон, и мы вырываемся на неоглядный степной простор. Кучеров сидит со спутниковым навигатором в руках и, словно штурман дакарского ралли, указывает повороты и особенности дороги. Без «JPS» мы бы тут наверняка заплутали — столько развилок у степных проселков! Овраги, балки, увалы, поля — и вот мы подъезжаем к месту Большого Круга.

Первое, что осознаем, — Круг создан не валом, а довольно глубоким и широким рвом, прорытым, словно по циркулю. Глубина больше двух метров, ширина метров тридцать. Камера спутника не различает, ров или вал под ним. Но чтобы его вырыть, требовалось очень много рук, терпения и времени — в период создания Круга никакой техники не было. Внутри за ним поднимается искусственный холм высотой в три метра. Вокруг на холме валяются обожженные камни, шлак, спекшиеся массы красноватого суглинка, древесный угль. Многое говорит о том, что здесь когда-то давно горел огонь.

Но в целом мы ходим с ощущением, что ничего не понимаем. Зачем ров, зачем огонь, откуда брали деревья, коль ближайшие в трех-пяти километрах? Извели леса вокруг? Но для каких целей?.. Огромная и, на первый взгляд, бессмысленная работа…

Однако нам повезло: пока мы бродили по холму в недоумении, к кругу подъехала иномарка, и из нее вышли четверо. Оказалось, прибыли волгоградцы, а с ними молодой экскурсовод из Иловлинского природного парка Валерий Смерткин. Он охотно рассказал о том, что сам узнал из отчетов археологов.

Выходило так, что это место -остатки древнего святилища зороастрийцев, проповедовавших поклонение огню. Расположение огнища выбрано с каким-то особым умыслом — в крутой излучине Дона на равном удалении от реки: 9 километров с севера, 9 с востока и 9 с юга. Чтобы устроить ров и само капище с огромной печью потребовалось переместить порядка 25 тысяч кубометров фунта — считай, несколько тысяч самосвалов. Вручную…

— Приблизительное время строительства сооружения известно? — поинтересовались мы.

— По методам радиоуглеродного датирования получается около трех тысяч лет, — не полез за словом в карман Валерий, — эпоха поздней бронзы…

— Но какой смысл в такой огромной работе? — не унимались мы.

— Спросите что-нибудь полегче… — усмехнулся наш гид и продолжил рассказ. — Волгоградские археологи Скрипкин, Дьяченко и Демкин установили, что здесь: была сооружена огромная печь, Поддоном служили плотно уложенные рядами блоки из обо жженной глины и суглинка размером пятьдесят на шестьдесят и высотой сорок сантиметров. Из таких же блоков устраивалась стенка печи шириной в несколько метров и высотой более двух метров. Весь диаметр печи достигал сорока метров. Затем в жерло печи были помещены дрова. Для этого использовались окрестные дубы, которых тогда здесь, вероятно, было много. Но чтобы не было открытого огня, быстро прогоравшего, слои из стволов перекладывались крупными обломками известняка из ближайших меловых гор и пересыпались глиной. В этом случае горение шло очень долго, годами. На деле огнище выглядело как постоянно дымящееся белое жерло, светившееся красным заревом в ночи.

— И сколько лет поддерживался огонь? — спросил Максим.

— Сотни… — коротко ответил Смерткин. — Это сугубо ритуальное капище, место поклонения богу огня Агни из ведийской и зороастрийской культур. Сколько горит огонь, столько же и существует племя, его поддерживающее…

Когда погасло Трехостровское огнище — неизвестно. Вряд ли оно просуществовало до вторжения татаро-монгольских орд. Но след, как видим, оставило заметный…

Добавить комментарий

Закрыть меню