Храм в кадашах

Первое упоминание

Первое упоминание о церкви Воскресения относится к 1493 году. В грамоте, адресованной сыновьям, московский воевода князь Иван Патрикеев скрупулёзно обозначил свои владения, указав, что принадлежало ему на тот момент село за рекою, за лугом, у Воскресения, а жили там его же, князя, крепостные крестьяне. В 1504 году великий князь Иван III говорит уже об этой местности как о селе Кадашёве.

Первоначально храм называли «церковь Воскресения, что на Грязех». Такое название было связано с весенними разливами Москвы-реки и близким расположением храма к болотистому берегу. И. М. Снегирев указывал, что первоначальная церковь существовала уже в 1624 году, поскольку в этот год она платила ружные деньги. С 1625 года в Патриарших окладных книгах появляются регулярные записи о храме.

Церковь Воскресения в Кадашах, по мнению современных учёных, служила главной вертикалью, композиционной доминантой и была «соборным» храмом Замоскворечья и определяла главную градостроительную ось Москвы: от колокольни Ивана Великого через церковь Воскресения в Кадашах к дворцовой церкви Вознесения в Коломенском.

Первое каменное здание, построенное в 1656 году, просуществовало около 30 лет. От этой постройки до наших дней дошли южная апсида (нижняя часть храма) и каменный подклет-кладовая под алтарями. В 1687 году было начато строительство нового двухэтажного пятиглавого храма. Строительство осуществлялось на средства жителей Кадашёвской слободы — купцов Кондрата Марковича Добрынина и его сына Лонгина Кондратовича.

По верху крытых обходных галерей шла паперть-гульбище, на которую с севера, запада и юга вели широкие лестницы. В 1695 году три лестницы были разобраны, остатки поддерживающих их конструкций были переделаны в порталы нижнего храма. С западной стороны была пристроена шестиярусная колокольня высотой более 43 метров. Её декор, выполненный в кирпиче, повторял белокаменный декор церкви. Храм построен в стиле московского барокко, который характеризуется изяществом пропорций и ажурным силуэтом. Резьбой по белому камню украшены наличники окон, порталы, гребешки и карнизы. В храме четыре алтаря. Главный престол — Воскресения Христова, в честь которого и назван весь храм. Стены храма были расписаны царскими изографами Петром Беляевым, Николем Соломоновым, Петром Коробовым и Петром Билиндиным.

В описях упоминается о серебряном, вызолоченном окладе для Евангелия главного престола церкви, которое весило около 13 кг и другой дорогой утвари.

Церковь Воскресения в Кадашах. Часть I

Вот как описывает великолепные виды Москвы известный бытописатель М.Н. Загоскин в своей книге «Москва и москвичи»: «Из окон надворной стороны дома видна внизу, под самою горою, часть города, примыкающая к трем холмам, знаменитым во всей Москве своею трехгорной водою. Ваш взор, быстро пробежав по кровлям, невольно останавливается на обширном поемном лугу, по которому змеится наша изгибистая Москва-река: прямо за ней чернеются рощи Воробьевых гор, налево подымается колокольня Новодевичьего монастыря, а еще левее, как сквозь туман, мелькают кровли домов и кресты церквей отдаленного Замоскворечья».

Если смотреть на Замоскворечье с Боровицкого или Кремлевского холма или, например, с Большого Каменного моста, то среди крыш домов выделяются золотые купола храма Воскресения Христова в Кадашах и крест уходящей в небо колокольни. Уж очень по-особенному блестят эти купола на фоне невзрачной кровли стоящих рядом домов. Какая-то необъяснимая сила манит обязательно пойти и отыскать эту церковь, посмотреть на нее вблизи. Сделать это не так-то просто! Предстоит еще поплутать в узких лабиринтах Кадашевских переулков и тупиков. Но результат поиска никого не разочарует, едва окажемся мы в дворике храма. Именно в таких местах можно встретить осколки древней Москвы.

На территории Кадашевской слободы было несколько церквей: Иоакима и Анны, что на Якиманке, Космы и Дамиана, что в Кадашах, и др. Но центром слободы стала церковь Воскресения Христова. Раньше она называлась «что на Грязех», потому что Кадаши были расположены недалеко от старицы Москвы-реки, которая разливалась каждую весну, принося в слободу грязь. Церковь Воскресения в Кадашах служила основной вертикалью и композиционной доминантой Замоскворечья. Кроме того, она определяла главную градостроительную ось Москвы: от колокольни Ивана Великого к дворцовой церкви Вознесения в Коломенском.

Храм Воскресения Христова в Кадашах имел главенствующее значение в ар¬хитектурно-художественном облике Замоскворечья, что давало ему особую привилегию. Испокон веков в Москве колокольный звон, призывающий верующих к заутрене, начинался с знаменитой колокольни Ивана – Великого, а остальные московские церкви с замиранием и трепетом ждали первого удара Успенского колокола. После этого отзывались звоном колокола Страстного, Высоко-Петровского и других крупных монастырей. Ну а следом за ними начинали петь колокола церкви Воскресения в Кадашах, и только потом всех остальных посадских храмов города.

Первое упоминание о храме на этом месте датируется 1493 годом. В 1654 году в Москве свирепствовала чума. «Но в то время как с запада приходили все вести счастливые, из Москвы давали знать, что здесь свирепствует моровая язва… В начале сентября князь Пронский дал знать царице, что моровое поветрие в Москве усиливается, православных христиан остается немного», – свидетельствует С.М. Соловьев. По некоторым данным, от чумы погибло две трети москвичей. Отразилось это и на жителях Кадашевской слободы. Удивительно, как быстро кадашевцы справились со столь серьезной бедой, ведь уже спустя три года после трагедии, в 1657 году, они перестроили деревянную церковь.

Спустя еще тридцать лет своими силами и средствами жители Кадашевской слободы возвели новое архитектурное чудо. Имя архитектора каменного храма Воскресения в Кадашах затерялось в лабиринтах истории. Предполагают, что им был зодчий и «колокольных дел мастер» иеромонах Сергий Турчанинов, уроженец Кадашей. В 1970-х годах историком архитектуры и реставратором Галиной Владимировной Алферовой был создан труд «Памятник русского зодчества в Кадашах. История его реставрации», посвященный не только самой церкви Воскресения, но и всей Кадашевской слободе. Алферова по крупицам собирала в архивах информацию о Кадашах.

Галина Владимировна сделала неоспоримые, убедительные выводы о причине появления уникального архитектурного творения в Замоскворечье: «Столь высокохудожественный архитектурный памятник в Кадашевской слободе возник не случайно, а явился воплощением художественной идеи, как художественный образ, вобравший в себя творческие искания, раздумья и противоречия гениального автора, сына своего времени. Нельзя не подивиться вкусу зодчего и заказчиков – ткачей Кадашевской слободы, которые поднялись в своих стремлениях на столь высокий уровень художественного чувства, эстетических воззрений и неповторимого идеала красоты!»

Храм двумя этажами делится на два яруса: нижний – не¬затейливо-строгий – и верхний – более торжественный. Это два мира – дольний и горний. Как на русских иконах, чем выше изображаемое, тем оно больше, величественнее, так и в храме– чем выше, тем красивее, изящнее, царственнее. Архитектор, как и древний иконописец, хотел, чтобы внимание акцентировалось на том, что наверху, поэтому нижняя часть храма проста и незамысловата: из украшений здесь только неброские оконные наличники. Но чем выше мы поднимаем взор, тем богаче становятся украшения. Возле куполов узор делается совсем витиеватым со множеством сквозных участков, созда¬ющих сложную композицию рисунка.

При строительстве церкви Воскресения произошел синтез архитектурных стилей – традиционного русского и барочного, отличающегося декоративностью, возвышенностью, изяществом. Барочные детали храма – это в первую очередь белокаменная резьба в виде изогнутых гребней – знаменитых «петушиных гребешков», как их прозвали в народе. Наружные белокаменные украшения стен и колонн выполнены в виде побега виноградной лозы – одного из самых распространенных символов христианства. Для сравнения можно вспомнить иконографический тип «Христос Лоза Истинная». «Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – виноградарь» – говорится в Евангелии.

Архитектор В.И. Баженов, проектировавший соседний храм иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость, часто приходил в церковь Воскресения Христова в Кадашах и называл ее «зданием, обладающим «приятством» в том числе и из-за декоративности ее форм. Пять восьмериков завершаются пятью луковичными куполами, которые образуют сложную композиционную группу. Каждая из глав церкви как будто тянется вверх. Один из восьмериков расположен значительно выше четырех других, поэтому кажется, будто боковые купола пытаются дотянуться до центрального, уходящего крестом в самое небо, и возникает ощущение роста глав и церкви в целом.

Таким образом, вся архитектоника здания направлена на создание эффекта устремления церкви ввысь – к небесам. То же самое можно сказать и о системе декора. Украшения словно поднимаются по стенам, что делает церковь торжественной. «Объемы как бы теряют свою массивность, свойственную архитектуре середины XVII века, возникает зрительное впечатление, будто бы здание построено из тонких стенок. Композиция памятника создана так, что в нижних частях доминирует стена (значение ее постепенно ослабевает по мере движения вверх), а в верхней части главенствует декор. Так зодчий добивается впечатления, что памятник движется, живет, растет, «расцветает», – замечает Алферова.

Стены церкви были выкрашены суриком, и на красно-оран¬жевом фоне золотые главы, смотревшиеся то на фоне неба, то на фоне стены центрального барабана, поражали блеском и великолепием. Швы между кирпичами на стенах храма были раскрашены голубцом. Казалось, что все здание окутано легкой голубоватой дымкой. Небо как бы спустилось на землю. Невозможно было просто зайти в храм – сначала нужно было обойти его почти кругом и весь оглядеть снаружи. В церкви Воскресения зодчий воплотил принцип единства экстерьера и интерьера. Даже рисунок декора главного входа в церковь был практически идентичен рисунку деревянных украшений иконостаса внутри.

Входящий в церковь поражался ее внутренней и внешней целостности. Внутри, как и снаружи, взгляд устремлялся вверх. На второй этаж вели целых три лестницы, поэтому невольно хотелось подняться. Наверху прихожан встречал огромный, ярко освещенный позолоченный иконостас, написанный мастерами Оружейной палаты – учениками Симона Ушакова. Особенную художественную ценность представляли деревянные столбики, отделявшие иконы друг от друга. Они были сделаны из цельного дерева, а внутри – пустые. Резьба представляла собой плетение виноградной лозы, как и на стенах снаружи. Иконостас был вызолочен листовым красным золотом, нерезные части были покрашены в голубой цвет.

Не менее великолепна была роспись стен церкви, выполненная придворными живописцами. К сожалению, роспись была утрачена во время пожара 1812 года, и ее заменили в середине XIX века. Этот своеобразный эффект яркости, красочности, праздничности, контрастирующей с простотой первого этажа и трапезной, поражал всех присутствующих в храме. Старинный иконостас пострадал от наполеоновских варваров и во время советских гонений на церковь. Если вы хотите иметь представление об иконостасе церкви Воскресения, то можете отправиться в Донской монастырь: в соборе в честь Донской иконы Божией Матери один из иконостасов сделан по образцу Воскресенского.

В 1695 году три лестницы, ведущие на второй этаж, были убраны, и была построена высокая (более сорока трех метров) шестиярусная колокольня, которую в народе прозвали «большой московской свечой». Стройная, грациозная, взмывающая ввысь, она до сих пор является одним из главных высотных ориентиров Замоскворечья. Композиция церкви значительно изменилась, она приняла типичный вид «корабля». «Движение вверх как бы замедлилось, и все сооружение несколько отяжелело. Его первоначальный образ существенно изменился, хотя здание и не потеряло своей художественной выразительности», – пишет Алферова об изменениях конца XVII века.

Нижний ярус колокольни и церковь объединила галерея, на которую можно было попасть только по специальной лестнице. Колокольня храма Воскресения по форме похожа на угловую Беклемишевскую башню Кремля. Быть может, архитекторами подразумевалась еще одна ось от Кремля через колокольню. С сорокаметровой высоты «большой московской свечи» Кремль и Замоскворечье были видны как на ладони. Главный колокол храма, весивший более четырехсот пудов, был отлит в 1750 году тем же мастером, который спустя несколько лет создаст знаменитый Успенский колокол колокольни Ивана Великого. В начале XX века здесь часто играл московский звонарь-виртуоз К.К. Сараджиев.

Два колокола Воскресенской церкви общим весом в пятьсот пятьдесят девять пудов находятся сейчас в Большом театре, куда они были переданы на временное пользование в 1938 году. В 1812 году церковь была разграблена. Французы похитили большую часть ценностей, дорогой утвари и икон. В Тихвинском приделе нижнего храма была устроена конюшня. Уходя из Москвы, французы подожгли храм, но чудесным образом огонь потух и не дошел до иконостаса. В результате реставрационных работ XIX века облик храма изменился: исчез круговой ход вокруг верхней церкви, лестницы по обеим сторонам колокольни разобрали и построили крытые паперти с полукупольным завершением.

Денис Дроздов

Храм Воскресения Христова в Кадашевской слободе, называвшийся жемчужиной Замоскворечья, сохранился до наших дней. С 1992 года в храм вернулась церковная жизнь, позднее при приходе появился краеведческий музей. В 2009-2010 годах Кадаши стали местом противостояния строительной компании и общественности: возведение комплекса «Пять столиц» угрожало сохранности исторических построек, охраняемых государством. Тогда протесты горожан привели к приостановлению сноса и пересмотру плана застройки в Кадашевском тупике. Но уже при новых городских властях вновь обсуждается вопрос застройки Кадашей.

Первое упоминание о деревянной церкви обнаружено в грамоте московского воеводы, князя Ивана Юрьевича Патрикеева, составленной в 1493 году, где она именуется «церковью Воскресения, что на Грязех». Такое название было связано с весенними разливами Москвы-реки и близким расположением храма к болотистому берегу. С 1625 года в Патриарших окладных книгах появляются регулярные записи о храме. В 1657 году было возведено первое каменное здание, но уже в 1687 году было начато строительство нового двухэтажного пятиглавого храма. Он построен в стиле московского барокко, который характеризуется изяществом пропорций и ажурным силуэтом. Резьбой по белому камню украшены наличники окон, порталы, гребешки и карнизы. Стены храма расписаны царскими изографами Петром Беляевым, Николем Соломоновым, Петром Коробовым и Петром Билиндиным. Предположительно, архитектором был Сергей Турчанинов, а строительство осуществлялось на средства жителей Кадашёвской слободы — купцов Добрыниных.

1882 год: https://pastvu.com/p/5141
В 1695 году была построена стройная шатровая шестиярусная колокольня высотой 43 метра, она получила в народе название «свеча». Воскресенский храм с древних пор славился своим колокольным звоном. Главный колокол весил 400 пудов (около 6,5 тонн), он был отлит в 1750 году известным мастером Константином Слизовым и славился удивительно мягким и бархатистым звоном.

С колокольни можно осмотреть окрестности, наверх ведёт узкая винтовая лестница.



В советские годы храм был закрыт, а колокола передали в Большой театр, где они и удерживаются до сих пор. Говорят, колокола звонят в «Борисе Годунове». Как резонно заметил старший звонарь Московского Кремля И.Коновалов, почему бы не использовать во время спектакля фонограмму, ведь «они же не выносят на сцену настоящий трон из Оружейной палаты».
По мнению архитекторов, церковь Воскресения в Кадашах служила главной вертикалью, композиционной доминантой. Она определяла главную градостроительную ось Москвы, проходившую от колокольни Ивана Великого через церковь Воскресения в Кадашах к дворцовой церкви Вознесения в Коломенском. Главенство Воскресенского храма было выражено в порядке городского колокольного звона: вслед за первым ударом колокольни Ивана Великого в Кремле начинали звонить колокола этого храма, и только после него вступали в звон все посадские храмы.
Первоначальная покраска церкви была иная — стены ее были покрашены суриком, главы позолочены, весь белокаменный декор был выкрашен в желтый цвет и выглядел как золото. Швы между кирпичами на стенах здания были покрашены голубой краской, это создавало впечатление, что вся церковь окружена легкой голубоватой дымкой.
В 1812 году храм был разграблен, ценности расхищены, пострадала старинная роспись XVII века, в нижнем храме наполеоновскими войсками была устроена конюшня. В результате поджога пострадала и колокольня. После изгнания французских оккупантов началось восстановление, продолжавшееся до 1863 года.
В 1848 году было решено вновь расписать храм, так как прежняя потемневшая живопись, по мнению клира «древности к искусству не заключает». Выполнил эту работу художник П.Щепетов. Роспись (а также лепная отделка сводов того периода) сохранилась до наших дней.
Говорят, что двери в храм и металлические полы были изготовлены на знаменитых демидовских заводах.
Воскресенский храм был центром духовной жизни православной Москвы. В начале ХХ века его настоятелем стал протоиерей Николай Смирнов (1868-1922). Отец Николай подвижнически призывал народ в храм, идя с проповедью в окрестные трактиры, чайные и столовые. При отце Николае кадашевский хор славился большим количеством певчих и совершенством исполнения. Настоятель организовал детский приют для бедных детей дошкольного возраста, средства для которого собирала приходская молодежь, открыта богадельня для престарелых женщин. При храме проводились организованные паломничества по святым местам; в ближние пешие паломничества по окрестностям города иногда ходило до двух тысяч человек. В дальние поездки (Киев, Чернигов, Саров, Дивеево, Соловки, Валаам) отправлялось до тысячи паломников. При храме была создана приходская библиотека, открыты Богословские курсы, во время Первой мировой войны организовано два лазарета для раненых воинов, сестричество. В первые послереволюционные годы, во время кампании по изъятию церковных ценностей, настоятель мужественно защищал свой храм. Исповедуя больного тифом, отец Николай заразился и скончался 15 июня 1922 года. Москва проводила пастыря колокольным звоном и многолюдной похоронной процессией.
Службы продолжались вплоть до закрытия храма в 1934 году. Священники Илья Громогласов и Александр Андреев были арестованы и расстреляны в 1937 году, Гавриил Мелекесский и Василий Воскресенский провели годы в тюрьмах и ссылках.
Нельзя не упомянуть еще об одном человеке, который немало сделал для храма. Николай Григорьев, выходец из семьи ярославских крестьян, стал успешным предпринимателем и создал в Москве крупное колбасное производство. Фабричные корпуса примыкали к подворью Воскресенского храма. Григорьев оказался настоящим меценатом, который заботился о нуждающихся и малоимущих, помогал храмам, на его пожертвования отреставрирован нижний храм, написаны фрески, вызолочена церковная утварь. После революции 1917 года имущество Григорьева конфисковали, фабрику закрыли, а самого фабриканта сослали под Углич, где он умер от голода.
Кадашевская фабрика Н.Г.Григорьева. 1900-1910 гг.: https://pastvu.com/p/20614
Московский экспериментальный консервный завод. 1990 год: https://pastvu.com/p/39924
Позднее в колбасных корпусах обосновался Московский экспериментальный консервный завод. В его ассортименте была самая разная продукция, включая миниатюрные упаковки джема для пассажиров Аэрофлота.
После закрытия храма в 1934 году иконостас и церковная утварь были разграблены, а в помещениях храма разместились различные учреждения, в том числе архив НКВД и спортивный клуб колбасной фабрики. Спустя три десятка лет состояние церковных зданий приблизилось к аварийному и Воскресенский храм передали в аренду реставрационному центру ВХНРЦ имени И.Э.Грабаря. Бригаду реставраторов возглавила архитектор Гали Алфёрова, благодаря её стараниям храм обрёл исторический облик.
Церковная жизнь начала возрождаться в 1992 году, когда была создана приходская община во главе с настоятелем протоиереем Александром Салтыковым. Прихожане занялись благоустройством территории и на месте мусорных свалок появились цветники. Для совершения богослужений переоборудовали бывший каретный сарай, ставший церковью преподобного Иова Почаевского. Позднее под ним соорудили храм-усыпальницу, где покоятся останки иноков из нескольких московских монастырей, останки москвичей, захороненных в XII-XVIII веках, которые в ходе раскопок обнаружили археологи и передали для захоронения. Во время устройства этой усыпальницы было обнаружено древнее захоронение с полуразрушенным саркофагом из известняка.
От лесных угодий, государевых и монастырских садов не осталось и следа, но одна ботаническая достопримечательность сохранилась за церковью преподобного Иова Почаевского, это реликтовая липа, посаженная протоиереем Василием Воскресенским на рубеже XIX–XX веков.
Лишь в 2004 году арендаторы окончательно покинули Воскресенский храм и община смогла начать ремонтные работы. Внутри прихожане увидели поражённые грибком стены и бетонные перегородки, сооружённые в советские годы. Усилиями прихода внутреннее пространство очищено от всего лишнего, отремонтирована протекающая кровля храма, проржавевшие железные купола заменены на медные, позолочены купола и кресты. Впереди большая работа по научной реставрации.
1990-2000 гг.: https://pastvu.com/p/216665
При проведении строительных работ осуществлялись археологические раскопки. В 2004 году при храме открылся музей археологических находок, где представлены экспонаты, начиная с XV века (предметы быта горожан, глиняные сосуды, медные монеты «московское пуло» XV–XVI веков, нательные кресты, образцы печных изразцов, белокаменные надгробия).
Музейный комплекс «Кадашевская слобода» включает
храм Воскресения Христова в Кадашах 1695 года — памятник архитектуры федерального значения
колокольню 1695 года – знаменитую «Кадашевскую свечу»
музейную экспозицию, размещенную в исторических зданиях XIX века
художественно-ремесленную мастерскую
Музей получил свое название от ремесленной слободы, которая находилась в Замоскворечье прямо напротив Кремля. Жители этой слободы занимались ткацким производством для нужд царского двора. В XVII веке Кадашевская слобода была одной из самых больших и богатых в Москве. В музее собрана и коллекция предметов церковного обихода: старопечатные книги, облачения, иконы и утварь.
Как вскоре выяснилось, место в непосредственной близости от древнего храма приглянулось девелоперам, собравшимся возвести большой комплекс «Пять столиц» с жилыми, офисными и торговыми помещениями. Строительные работы представляли серьёзную угрозу церкви Воскресения, предполагался снос стены бывшей колбасной фабрики, которая является также стеной церковного флигеля. Конфликт между градозащитниками и охраной стройки достиг апогея к июню 2010 года, когда активисты не пропустили на стройплощадку экскаватор. История получила широкий резонанс благодаря вмешательству депутатов и федеральных телеканалов. Глава Москомнаследия Александр Кибовский признал, что за два последних десятилетия в центре Москвы построено больше новых зданий, чем за все годы Советской власти. «Исторический центр фактически превратился в полигон амбициозных строительных объектов,»- заявил Кибовский. Вскоре случились кадровые перестановки в Мэрии и девелоперы умерили свои аппетиты, но только на время.
Место потенциальной застройки Кадашевской слободы. 1990 год: https://pastvu.com/p/40077
В январе 2015 года протоиерей Александр Салтыков, настоятель храма, искусствовед прокомментировал ситуацию:
«Вокруг храма, как памятника архитектуры федерального значения, находится охранная зона. Кроме того, этот квартал входит в состав заповедной зоны. Согласно законодательству, в охранных зонах разрешается только восстановление утраченных строений, никакого нового капитального строительства не допускается. Это очень хороший закон. Существует постановление Правительства Москвы о заповедной зоне.
Вопреки федеральному законодательству и собственному московскому постановлению, градостроительная земельная комиссия под председательством господина Собянина 30 октября 2014 года вынесла решение о застройке этого участка в интересах частных инвесторов. Я просто не понимаю, что происходит.
Они собираются добить оставшуюся историческую застройку. В ход идут рассуждения экспертов о незначительности этих строений. А они, как я понимаю, построят что-то очень значительное. Никто не ответил за незаконные сносы 2009-2009 годов. А сейчас они хотят уничтожить и историческое межевание, историческую планировку города хотят стереть.
Для храма это реальная угроза. Здесь хотят построить комплекс из девяти зданий, расположенных столь тесно, что, пожалуй, и пожарная машина не проедет.»
Официальный сайт: http://www.kadashi.ru/
Кадашевские чтения. Сборник статей конференции. Выпуск 1. — М.: Кадашевская слобода, 2007. — 130 с.
Алфёрова Г.В. Памятник русского зодчества в Кадашах. — М.: Просвещение, 1974. — 208 с.

Добавить комментарий

Закрыть меню