Католический собор успения пресвятой девы Марии

Есть такой тяжкий грех у нас, католиков: проявление непочтительности по отношению к духовному лицу.
Так вот, сей грех я имею честь бурно совершать на протяжении последних сорока минут. Имя священника, который стал объектом моего грехопадения — совершенно неизвестный мне доселе о. Стефан Катинель; повод к этому — изданный под его руководством молитвенник, изданный в 2003 году питерским издательством «Речь».
Други мои, прогнило что-то в датском королевстве. Я цитирую ДОСЛОВНО.
«Мать стояла в день рыданья
У креста, полна страданья,
Когда Сын висел на нем,
И душа Ее больная,
Вся трепеща и стеная,
ПРОБОДАЛАСЬ ОСТРИЕМ.» — (выделено мной — Б.Д.)
Мало того, что уж по всякому по законам нашей русской грмтк предполагается трепещА, а не трепЕща. Но по сравнению с последней строчкой все бледнеет. Если кто не понял, это Stabat Mater Dolorosa, безумно грустный и трогательный гимн, от латинского варианта которого лично меня всю жизнь на светлую слезу пробивало.
И весь Крестный Путь в том же духе. Блин, это же _СКОРБНОЕ_ богослужение. Тут плакать надо, да?.. А меня с тамошних стишков пробивает на какой-то жуткий истерический смех. IMHO употребление подобных текстов суть прямое кощунство и побуждение к таковому окружающих
Мне безумно грустно. Я понимаю, что дурак я и замуты мои дурацкие, но это моя Церковь, мой дом, а я не понимаю, как можно жить в доме, из которого делают какой-то шутовской вертеп. И ведь книжка сия благословлена епископом и к распространению допущена. Блин. Блин. С ужасом осознаю, что вот так делают лефевристами; подстава в том, что лефевристы куда большие идио… хм, будем политкорректны — еще явственней относятся к интеллектуальному большинству. И ведь такой текстик не один, много их, легион им имя. Сюда же — разные песенки на мессах, типа «И любовь теплее чем пшеница не иссякнет и не прекратится». Сюда же — то, что говорит большинство известных мне священников на проповедях. Сюда же — большая часть популярной катехизаторской литературы. Сюда же периодика типа «Святой Радости» или «Света Евангелия».
Вот есть у меня светлейший человек, моя невеста. И я ее очень долго и мощно грузил христианством. И она прогрузилась, и начала ходить на мессы, и ее всячески вставило, тронуло и умилило — сперва; пока она не прислушалась, и не поняла, ЧТО они говорят и ЧТО поют. И теперь она туда не ходит, а я не знаю, что мне дальше делать. Человек теперь просто не может чувствовать себя единым целым с людьми, которые ИСКРЕННЕ поют и говорят такое. И я — не могу. Я понимаю, что это гордыня разума, понимаю, блин. А что мне, глупеть во славу Божию? А нафига, простите, Богу это надо? Если Он дал мне мозги, то Он дал мне их затем, чтоб я их юзал, нет? Жуть заключается в том, что есть-таки, есть умные люди. Есть те же доминиканцы мои замечательные. К ним я ходил и душой отдыхал. А потом перестал, потому что стало мне видно, что они — МАРГИНАЛЫ. Никто на них внимания не обращает, никто их общину не регистрирует, и всем на них по сути забить с высокой колокольни, и монахи к ним не ездят, и книги редактируют не они, а катинели всякие. И никакой власти у них нет, и никакой возможности что-либо изменить, и приходится им ходить на те же самые мессы и слушать те же самые песенки. Я их люблю. Мне их жаль безумно. Но, работая у них, я тоже ничего в Церкви не изменю. И нигде не изменю. И во власть никакую никогда не пробьюсь, потому что для этого нужно минимум быть священником, а я с целибатом пролетаю, как фанера над Парижем.
Я уже год сижу в некоей яме. Я уже год думаю все то, что сейчас сказал — только раньше меня стремало это говорить, а теперь меня оным острием прободало по самое не балуйся. Для кого мы существуем? Церковь — для кого? Почему вместо того, чтобы учить простецов, мы заставляем себя упрощаться? «Это д-дубли у нас простые», блин. Почему, чтоб сохранять свое право на голову с содержимым, я должен быть маргиналом? Почему я не могу сказать «Я — человек Церкви»? ПОЧЕМУ, БЛИН, МОЯ ЦЕРКОВЬ ВЫНУЖДАЕТ МЕНЯ К ТОМУ, ЧТОБ Я ПОЧУВСТВОВАЛ СЕБЯ В НЕЙ ЧУЖИМ?? Забудь, типа, свои пустяки непонятные, преисполнись смирения и песенки пой? ХРЕНА!!! Церковь Господня — не церковь глупцов, и Христос не был популяризатором, блин, и принимая к Себе галилейского рыбака, Он говорил ему: «будь кроток, как голубь, и мудр, как змей». Можно быть кротким и мудрым. Можно учить мудрости. Мы этого не делаем, ergo мы никому не нужны, и все наши дела — солома, потому что люди приходят к нам идиотами и идиотами остаются.

Добавить комментарий

Закрыть меню