Монастыри в белоруссии

Если вы решили уйти в монастырь…

как живут в монастырской гостинице, что едят в трапезной, сколько длится служба и почему нелегка жизнь монаха

«Вот брошу все и уйду в монастырь!» — такие слова почти каждый из нас говорил когда-либо в сердцах, столкнувшись с тяжелой жизненной ситуацией или непониманием людей близких. На самом же деле большинство из нас не понимает, что жизнь в монастыре довольна сложна и не по силам любому, пусть даже и искренне верующему человеку. А человеку обычному, который в церковь заходит время от времени, чтобы свечку поставить да освятить на Пасху кулич, она и вовсе покажется непосильной. Но съездить в монастырь, если есть желание помолиться, прикоснуться к святыням, узнать больше об истории края, стоит.

В Беларуси принимают паломников два действующих монастыря: Спасо-Евфросиниевский женский в Полоцке и Свято-Успенский мужской в Жировичах (Гродненская область). Оба могут посетить и мужчины, и женщины.

Спасо-Евфросиниевский монастырь в Полоцке. Фото Евгении Москвиной

А вот, что нужно знать тем, кто собрался съездить паломником в Спасо-Евфросиниевский монастырь (корреспондент «Витебского курьера» побывала в нем лично и рекомендует посетить это святое место всем верующим):

1. На территории святого места строго-настрого запрещено пить спиртное (и соответственно, появляться в нетрезвом виде) и курить

Так что от вредных привычек придется на время паломничества отказаться. Не бегать же за угол расположенного поблизости Лесного колледжа, чтобы втихаря выкурить сигаретку-другую…Монастыри и храмы — это места, где действует строгий запрет на курение.

Во дворе монастыря. Фото Евгении Москвиной

2. Заселиться в гостиницу при монастыре можно в любое время

Но для начала необходимо обратиться к охранникам, которые подскажут, где найти гостиничную сестру, или же (в ночное время) проведут сами в гостиницу. С собой обязательно стоит взять паспорт. Без него не заселят. За проживание в гостинице фиксированной платы нет. Но пожертвование, которое по силам, стоит сделать. Как отметила паломница Алла, приехавшая из Твери, в монастырях России практически везде нужно заплатить за постой.

Находится же обитель совсем недалеко от вокзала. Минут за десять автобус (или маршрутка) №4 довезет до остановки «Лесной техникум» (возле него и находится монастырь). За полчаса можно добраться и пешком.

3. Все ценные вещи необходимо держать при себе

Дома для паломников располагаются на обычной улице, не на закрытой территории. Поэтому в гостиницу могут наведаться люди, которые не чтут заповедь восьмую («Не кради»). Об этом предупреждают сразу, ведь случаи, когда в открытую дверь входили посторонние, а после пропадали вещи, бывают. Сам монастырь может принять, по словам экскурсоводов, сотню паломников. И не всегда это люди с чистыми намерениями. Живут же в одном домике иногда и больше десяти человек сразу. Удобства (туалет, душ, кухня с холодильником и электрочайником) присутствуют. А вот спать придется на деревянных двухэтажных полатях, где размещается по 10-14 человек одновременно. Но при этом никто не ропщет. Все-таки приехали не за удобствами…

Вот так выглядит гостиница для паломников. Фото Евгении Москвиной

Мужчины и женщины живут в разных домах. Если вы пожелаете посетить монастырь с супругом (супругой), жить будете все равно раздельно. Исключение сделают лишь для семей с маленькими детьми.

4. С собой в монастырь стоит взять предметы личной гигиены

Возьмите с собой зубную щетку-пасту, мыло, полотенце, захватите тапочки, халат. Постельное белье выдадут, есть и чашки-кружки. Паломники, которые здесь бывают, оставляют иногда чай в пакетиках, так что на кружку горячего напитка можно рассчитывать. Да и соседи попадаются гостеприимные, могут угостить и чем-то из съестных запасов.

Купить же иконы, свечи, книги, посвященные вопросам веры, можно в церковной лавке.

Церковная лавка при монастыре. Фото Евгении Москвиной

А возле церковной лавки в павильоне можно набрать святой воды. Фото Евгении Москвиной

5. В монастыре есть свой дресс-код

Приезжать сюда в шортах и легкомысленной майке, мини-юбке запрещено. Лицам женского пола необходимо надеть платок на службу в храме. Да, возле входа выдадут (при необходимости) и платок, и юбку, и рубашку, но раз уж вы собрались приехать на пару дней, то стоит позаботиться о комплекте приличной одежды, а косметичку с различными пудрами-тенями-румянами оставить дома. Во всяком случае, ни одна из женщин, проживавших в гостинице, где остановилась корреспондент, не красилась. А вот о чистоте тела и одежды заботились все.

6. Во время пребывания в монастыре паломники питаются в трапезной

Здесь кормят трижды в день. Пища самая простая: каша из круп, картошка, салаты из консервированных и свежих овощей, супы, варенье, чай, компот. Мясных блюд в меню нет. Но как показывает практика, пару-тройку дней без мяса прожить можно!

В этом здании находится трапезная для гостей монастыря. Фото Евгении Москвиной

С собой паломники могут привезти продукты и перекусить на кухне в гостинице. Также можно в монастырской чайной попить травяной чай и кофе, полакомиться вкусной и недорогой выпечкой (стакан чая стоит 3 000, примерно в такую же сумму обойдутся и булочки), домашним печеньем, коврижкой.

Здесь напоят вкусным чаем с домашней выпечкой. Фото Евгении Москвиной

Еще в будний день можно перекусить в столовой Лесного колледжа, который находится неподалеку. Здесь обед из трех блюд (первое, второе, салат, компот) обойдется тысяч в тридцать. Работает столовая с 9.00 до 17.00.

Столовая от Лесного колледжа. Фото Евгении Москвиной

7. Службы в монастыре достаточно длинные

Стоят в храме и молятся по 4-5 часов (для сравнения: в приходских храмах они обычно длятся два часа). Утренняя начинается в 7.00, вечерняя в 16.45. В воскресение — две утренних службы, в 6.30 и 9.30.

Спасо-Преображенский храм на закате. Фото Евгении Москвиной

Человеку, не привыкшему к долгому стоянию на ногах, первый день выстоять на молитве утром и вечером достаточно сложно. Потом станет легче. К слову, принимают паломников максимум на три дня. Можно остаться и на более длительный срок, но для этого требуется благословление настоятельницы.

Кресто-Воздвиженский собор в монастыре. Фото Евгении Москвиной

Так что жизнь монаха отнюдь нелегка. Им-то нужно встать к пяти утра на молитву, а после службы отправиться работать. В Спасо-Евфросиниевском монастыре женщины и на молочной ферме трудятся, и в огороде, и в мастерских, не жалуясь, как многие из нас на низкую оплату труда, плохое начальство, невозможность найти вакансию получше. Да и принять постриг сразу не получится. Его необходимо заслужить ежедневным послушанием.

8. В монастыре необходимо не только помолиться, но и потрудиться

Между службами в храме у паломников остается свободное время. И конечно, если здоровье позволяет, они несут послушание. Что это значит? А то, что в монастыре всегда найдется работа: на кухне, в трапезной, в самом храме. Где-то нужно помочь с уборкой, где-то с приготовлением пищи. И человек верующий относится к подобным обязанностям спокойно, понимая, что это вне стен святого места он может быть человеком при должности, который привык руководить, а здесь такие вещи значения не имеют. Так что приготовьтесь и пол вытирать, и чистить подсвечники. А также спокойно реагировать на вопросы посетителей храма, которые почему-то уверены, что человек, что следит, скажем, за свечами, знает, как правильно молиться, где ставить за здравие-упокой, к какому святому с какой просьбой обращаться, зачем нужны продукты на поминальном столе. Давать консультации не дело выполняющего послушание, а людей, что служат в храме.

Кстати, сами паломники предпочитают не делиться личной информацией: кто где работает, у кого какие проблемы. И любопытство здесь не в почете. После службы в гостинице обсуждаются не какие-то сугубо мирские проблемы, а вещи духовные. Люди рассказывают, в каких святых местах побывали, какие чудотворные иконы видели, как помогает паломникам пребывание в том или ином монастыре. Например, людям, больным раком, рекомендуют съездить в монастырь в Жировичах, где находится нерукотворная икона Божией Матери. К ней обращаются и с другими тяжелыми недугами.

9. Снимать запрещено!

Как объяснили охранники, фотографировать сами здания, расположенные на территории Спасо-Евфросиниевского монастыря, можно. А вот внутри — нет. Таков обычай.

Зачем люди едут в монастыри? Здесь дать однозначный ответ невозможно. У каждого человека свое намерение. Безусловно, практически все паломники, приезжая сюда, спешат поклониться мощам святой Евфросинии. Кому-то она помогает в решении житейских вопросов, кому-то в исцелении болезней. Сами паломники признаются, что необходимо верить искренне, что святая поможет. И тогда вероятны положительные перемены в жизни и здоровье.

Одна из паломниц призналась, что приехала сюда из другой страны, где нарушались ее права. Сейчас она надеется получить разрешение на выезд в Европу, чтобы поселиться там, где демократия не просто красивое слово, а образ жизни. И конечно, она просит святую Евфросинию о заступничестве.

Многие верующие приезжают сюда поклониться Красностокской иконе Божией Матери. Образ щедро увешен цепочками и крестиками, которые оставляют верующие. И как рассказывают паломники, икона действительно помогает тем, кто обращается к Божьей Матери с искренней молитвой. Так, женщина, приехавшая с другого конца Беларуси, поведала о знакомой супружеской паре, которая очень хотела иметь детей. И после молитвы у образа желание действительно исполнилось!

А еще в монастырь приезжают, чтобы обрести покой. Здесь нет (как во многих современных гостиницах) бесплатного Wi-Fi или, скажем, кабельного телевидения. В церковной лавке не продаются светские газеты. Так что можно на время забыть о безработице, кризисах, падении курсов валют и зловредных соседях. И подумать, наконец, о душе.

Что же касается правил пребывания в святом месте, то кому-то они, конечно, могут показаться неприемлемыми. Но, как говорится, в чужой монастырь со своим уставом лезть не стоит.

Крест Евфросинии Полоцкой

Первым делом, когда спрашивают о православных белорусских святынях, наверняка многим на ум приходит Крест Евфросинии Полоцкой, изготовленный в 1161 году Лазарем Богшей. Оригинал креста был утерян во время Второй мировой войны и до сих пор не найден. Копию креста в 1997 году сделал брестский ювелир-эмалировщик Николай Кузьмич.

Оригинал креста был утерян во время Второй мировой войны и до сих пор не найден.

Где: Витебская обл., Полоцк,Спасо-Евфросиниевский женский монастырь, Спасо-Преображенский храм.

Купятичская икона Божией Матери

Икона является не только самой древней белорусской святыней, но и первой чудодейственной.

В 1182 году она явилась в ярком сиянии в лесу. Ее нашла шестилетняя девочка, которая недалеко пасла овец. Анна несколько раз пыталась отнести найденную святыню домой, но каждый раз крест с иконой возвращался на свое место в лесу. Купятичская икона отличается своей формой от всех чудодейственных икон, образ оформлен в виде небольшого медного креста, с одной стороны изображена Богоматерь с Младенцем, с другой — распятие. На месте явления образа сельчане возвели храм, который сожгли татары, но икона была найдена неповрежденной.

Икона славилась исцелением от различных болезней, благодаря чему Купятичи стали местом паломничества не только жителей Полесья, но и всех белорусов. Также помолиться у иконы приезжают украинцы и поляки.

Где: Брестская обл., Пинский р-н, д. Купятичи, храм во имя святителя Николая Чудотворца.

Барколабовская икона Божией Матери

Одна из самых почитаемых икон в Восточной Беларуси.

В середине XVII века во время военных действий мимо деревни двигалось русское войско. В одном обозе находился образ Богородицы, который военные, видимо, прихватили с собой из одного из храмов Центральной или Западной Беларуси. Внезапно у стен монастыря повозка, в которой была икона, остановилась, и лошадей никак не могли сдвинуть с места. Тогда икону решили оставить в монастыре.

На поклонение чудодейственному образу стекались не только православные паломники, но и католики и униаты.

Где: Могилевская обл., Быховский р-н, д. Барколабово, Спасо-Вознесенский женский монастырь, храм Свято-Иоанно-Предтеченский.

Ченстоховская икона Божией Матери

В XVII — XVIII веках списки иконы были перенесены во многие храмы Беларуси, Польши, Украины и России.

По преданию эта икона была написана евангелистом Лукой и хранилась в Иерусалимской церкви.

Одна из древних копий, сделанных на холсте, сегодня хранится в Хмелевском монастыре. И именно с ней связана легенда. У одного местного помещика икона хранилась в часовне. Во время пожара часовня полностью сгорела, а икона осталась цела. Во сне помещику было откровение заложить Спасо-Преображенскую церковь, которая стоит и сегодня.

В ХХ веке икону пытались много раз украсть, но каждый раз она возвращалась на свое место. У чудодейственного образа сегодня происходят исцеления от бесплодия, рака, пьянства и наркомании.

Где: Брест, Свято-Афанасиевский мужской монастырь.

Брестская обл., Жабинковский р-н, д. Хмелево, Спасо-Преображенский мужской монастырь.

Гродненская область, Зельвенский р-н, д. Сынковичи.

Козельщанская икона Божией Матери

молитвы перед Козельщанской иконой Божией Матери помогают молодым девушкам устроить семейное положение.

Икона известна с XVIII века как родовая святыня семьи Капнистов и находилась в их имении в селе Козельщина. Икона славится исцелением от тяжелых болезней и недугов. Также в народе говорят, что молитвы перед Козельщанской иконой Божией Матери помогают молодым девушкам устроить семейное положение.

Где: Гомель, Свято-Никольский мужской монастырь, ул. Д.Бедного, 4.

Коложская икона Божией Матери

Чудесами икона славится с XVII века.

В 1738 году в храме записали историю появления иконы: старые люди говорили, что какой-то нищий всегда носил с собой по обету этот образ Пресвятой Богородицы. А перед смертью у него было видение, чтобы он этот образ поместил в Коложской церкви. Этот образ является копией Виленской иконы Одигитрии. Чудесами икона славится с XVII века. Еще тогда со всей страны и из-за границы приезжали люди за исцелением от слепоты, одержимые злыми духами, парализованные и с болезнями конечностей.

В 1915 году при эвакуации в Россию икону вывезли вместе с другими святынями, но после войны ее след простыл. Сегодня в храме хранится список чудотворной иконы.

Где: Гродно, Борисо-Глебская (Коложская) церковь.

Минская икона Божией Матери

Эта икона одна из самых почитаемых святынь Минского края.

Эта икона одна из самых почитаемых святынь Минского края. По церковному преданию она много лет находилась в Византии. Не исключено, что на славянские земли ее привез Владимир, во время крещения Руси. Святой образ сначала хранился в Киеве. Во время взятия города крымским ханом один из татар сорвал с иконы золотую ризу, а саму святыню бросил в Днепр. Спустя время икону нашли в Минске — это было 13 августа 1500 года.

За пять столетий икона сменила много мест хранения, и в итоге объединила православных, униатов и католиков. Во время нескольких пожаров икона уцелела.

Где: Минск, Кафедральный собор в честь Святого Духа.

Жировичская икона Божией Матери

Эта икона входит в число ста самых значимых икон православного мира.

Эта икона входит в число ста самых значимых икон православного мира. Она самая маленькая среди почитаемых икон Божией Матери, является национальной святыней белорусов, почитается также и соседними народами.

Чудотворную икону в необыкновенно ярком свете заметили пастухи на ветках груши в 1470 году. На месте явления построили храм в честь Пресвятой Богородицы. Около 1520 года во время сильного пожара храм сгорел, в огне пропала и икона. Но однажды дети увидели сидящую на камне красивую деву, она держала в руках икону, которую все считали сгоревшей. Храм был восстановлен, а вскоре на том месте возник монастырь.

Поклониться иконе приезжали короли Речи Посполитой, а также Сапеги, Радзивиллы и др. Эта традиция сохранилась до наших дней.

Где: Гродненская обл., Слонимский р-н, пос. Жировичи, Свято-Успенский ставропигиальный мужской монастырь.

Туровские каменные кресты

Двухметровый святой крест хранится в кладбищенской Крестовоздвиженской часовне.

Они являются свидетелями времен раннего христианства на Беларуси и датируются XII веком. В начале ХХ века было известно 10 крестов в Турове и его окрестностях, но на сегодня сохранилось только пять.

Где: Гомельская обл., Туровский р-н., д. Погост. Двухметровый святой крест хранится в кладбищенской Крестовоздвиженской часовне.

Гомель. Областной краеведческий музей хранит два креста.

Туров. В храме Всех Святых хранятся еще два креста.

Блаженная Валентина Минская

Матушка Валентина — первая в истории Белорусской православной церкви причислена к лику святых в чине блаженных.

Больше 30 лет своей жизни она провела прикованной к постели из-за болезни. Все это время она помогала людям обрести покой и найти истину, утешала скорбящих, молитвами возвращала здоровье больным.

Еще при жизни многим своим посетителям она говорила: «Я умру, но приходите ко мне, как к живой, и я вам помогу». По сей день она исполняет свое обещание. Ее скромная могилка стала местом паломничества, куда приходят многие люди за верой, духовным утешением, помощью и исцелением от болезней души и тела.

Где: Минская обл., Дзержинский р-н., д. Коски.

Частицы мощей святого Николая Чудотворца

Один из самых почитаемых святых во всем христианском мире — святитель Николай.

Один из самых почитаемых святых во всем христианском мире — святитель Николай. Он является заступником моряков, торговцев, детей, а также опекуном бедных и сирот. Николай Угодник является прообразом Санта-Клауса. Именно он через дымоход доставлял детям подарки.

Мощи святого Николая Чудотворца хранятся в итальянском городе Бари. Этим летом частицу мощей Николая Чудотворца выкупили братья Короткевичи (они родом из Гомельской области) и подарили ее верующим Гомельской епархии.

Где: Гомельская обл., Ветковский р-н, д. Железняки, Свято-Никольский храм.

Минск, Кафедральный собор в честь Святого Духа.

Могилев, Свято-Никольский женский монастырь.

Гродненская обл., Новогрудок, Кафедральный собор во имя Святого Николая Чудотворца.

Витебская обл., Полоцк, Спасо-Евфросиниевский женский монастырь.

Катерина Киселёва

Воспитательнице детского сада из Минска Тамаре Сергеевне было 40, когда она бросила нелюбимую работу, только что полученную квартиру в столице и уехала в Вильнюс, в монастырь. Там он стала монахиней Ольгой. Потом жила в монастырях под Парижем, в Смоленске, в Хойниках и Толочине. Три года назад женщина тяжело заболела — болезнь Паркинсона. В монастыре нет условий, чтобы ухаживать за тяжелобольной. В 71 год монахиня Ольга вернулась в Минск. Она не может ходить, сидеть, есть. За ней ухаживает пожилая сестра Людмила, у которой тоже проблемы со здоровьем. Две сестры замкнуты в четырех стенах однушки в спальном районе. Им нужна помощь.

Стены небольшой комнаты увешаны иконами и полками с религиозной литературой. Старенький телевизор под вязаной салфеткой. Большой стол и две кровати. На одной, не вставая, живет 71-летняя монахиня Ольга. Вторая кровать — ее сестры, 68-летней Людмилы. Две сестры — две разные жизни, два разных мира — уже год живут вместе и учатся принимать и понимать друг друга.

Болезнь заставила мать Ольгу уехать из монастыря в Толочине, где для лежачих больных нет условий, к себе домой, в однокомнатную квартиру в Минске. Фотография: Александр Васюкович, Имена

Шесть лет назад, после смерти мамы, монахиня Ольга стала падать в обмороки. Она слабела. Оставаться в Свято-Покровском женском монастыре в Толочине она не могла — там некому было за ней ухаживать. Монахине Ольге пришлось вернуться в Минск, где ей поставили диагноз — болезнь Паркинсона. Сначала она продолжала жить привычной жизнью: ходила в церковь, читала молитвы, выполняла свое служение — реставрировала и писала иконы. Сил надолго не хватило. Год назад случился инсульт. Женщина больше не может ходить, вставать, сидеть без поддержки и самостоятельно есть. Два раза в неделю приходит социальный работник, но это бытовая помощь, ее недостаточно. Монахине Ольге нужен постоянный уход.

— Самое трудное — ничего не мочь, быть растением. Это так тяжело! Иметь всё — и вдруг такое чувство, что кто-то из тебя всё вынул. Всё, что Бог тебе дал, — всё забрал. Люди ходят: как это просто! А я не могу, даже книгу с трудом держу в руках. Никому не нужная, — мать Ольга выбрала жизнь в монастыре. Годами шла к этой цели, а теперь вынужденно вернулась в мир. Монашеская жизнь стала ее прошлым, воспоминанием.

Мать Ольга за 30 лет монашеской жизни поменяла пять монастырей. Она жалеет о том, что не остановилась в одной обители, и считает, что наказана за непослушание. Фотография: Александр Васюкович, Имена

Мать Ольга, в миру она Тамара Сергеевна, родилась в обычной советской семье. Папа работал фельдшером в медпункте в поселке Октябрьский, мама — там же санитаркой. Тамара — старшая из пяти детей. После школы пошла в педучилище, работала в райкоме комсомола в райцентре. Потом переехала в Минск, поступила на вечернее отделение филфака БГУ и устроилась воспитателем в детский сад. Обычная нормальная жизнь. Потом всё изменилось.

Тамаре было 22, когда она влюбилась:

— Это была глупость, конечно. Но тогда я этого не понимала. Мы пошли с друзьями в ресторан, и я — чего меня угораздило, так только ненормальный мог сделать — взяла блокнотик, карандаш и начала рисовать молодого человека. Он сидел за соседним столиком. В конце вечера он подошел ко мне, мы познакомились. Сходила с ним несколько раз на свидания. А потом он вернулся к себе на родину, в Сибирь. Сказал: «Пиши «до востребования».

Перед обедом Ольга беззвучно молится. Потом берет в руку хлеб, медленно подносит его ко рту и откусывает. Это всё, что она может делать сама. Фотография: Александр Васюкович, Имена

И Тамара писала. А он отвечал. Пока однажды она не обнаружила в почтовом ящике все свои письма и записку: «Я отправляю ваши письма. Он женат. Он счастлив в семье».

— И всё, после этого интерес к жизни у меня пропал. Больше мне никто не нравился. Ничего не хотелось. Я смотрела, как живут другие люди, думала: вот они же чем-то интересуются. Меня ничто не интересовало.

Работа воспитателем Тамаре Николаевне не нравилась. Личная жизнь не складывалась — девушка знакомилась с молодыми людьми, но «своего» человека так и не встретила. А в 30 лет женщине приснился сон.

— 40 дней не прошло, как бабушка умерла, и мне снится, что мы идем с ней по дорожке к церкви на Немиге, я иду в собор, а она куда-то уходит с этой дорожки, — вспоминает мать Ольга. — Вот так я начала ходить в церковь, вот так я вернулась к жизни. Я заходила в церковь сначала всего на пять минут, но мне становилось хорошо и легко, и настроение поднималось.

Монахиня вспоминает, как на Пасху милиция окружала собор на Немиге и не пропускала внутрь молодежь. В 70-е было опасно говорить о своей вере:

— Заведующая садом узнала, что я верующая. Сказала: нам верующие не нужны, уходите. Она партийная была.

Тамара Николаевна нашла новую работу в другом детском саду, но ходить в церковь не перестала.

Уйти в монастырь Тамара Сергеевна решила не вдруг. Близкие эту идею назвали «дикой». Мама настояла, чтобы Тамара наработала себе минимальный стаж для пенсии и получила квартиру.

— Я так и сделала: отработала 24 года, получила квартиру эту, всё бросила и уехала.

Сестре Ольге было 40, когда она отправилась служить в Свято-Духов монастырь в Вильнюсе. Через несколько лет ей предложили поехать на службу в Леснинский монастырь во Франции. Она согласилась.

Сестра Ольга много лет писала и реставрировала иконы. Благословение она получила от старца Николая Гурьянова, когда побывала у него на острове Залит на Псковском озере. Старца Гурьянова считают одним из прототипов главного героя фильма «Остров», которого сыграл Петр Мамонов. Фотография: Александр Васюкович, Имена

— Там очень красиво, парк вокруг, питание хорошее. У меня послушание было в книжном магазине. По воскресеньям после службы все приходили в этот магазин и пили чай. И епископы, и простые люди. Там все были равны. В мое время туда приезжали из Германии, из Америки, из Англии. Это были дети эмигрантов из России, они хорошо знали русский, поэтому проблем в общении не было. Там было очень хорошо.

Через год мать Ольга вернулась в Вильнюс, оттуда уехала в архиерейское подворье в Смоленске, потом домой, в Беларусь. Сначала служила в Хойниках, затем в Толочине. Мать Ольга покидала монастыри, если считала это нужным и правильным. Если действительность противоречила ее принципам, монахиня покидала обитель.

— Теперь, видимо, я наказана за свое непослушание. Сейчас я бы так не делала. Жалею, что не остановилась в каком-то одном монастыре. Там бы меня до конца досмотрели. Моя подруга всю жизнь служила в Киевском монастыре, теперь алтарница (помощница священнослужителей в алтаре в женских монастырях — примечание редакции), живет отдельно. Что хорошего, что я ездила? Теперь вот не у дел. Моя младшая сестра Люда делает всё для меня, ухаживает добросовестно. Всё делает физически, но духовно она не просвещена. Мне не хватает той жизни.

«Другой раз и покричу на нее, не выдерживаю нагрузки»

Однокомнатная квартира, в которой живут сестры, соединила в себе два мира: духовный и светский. Уживаться непросто. Людмила не понимает монашеские правила, по которым хочет жить мать Ольга, и устраивает ее быт, как медик: строгий распорядок, правильное питание.

— Я не должна есть, пока утренняя служба не закончится. А Люда заставляет завтракать, — говорит мать Ольга. — Но приходится мириться.

Людмила, младшая сестра монахини Ольги, всю жизнь проработала медсестрой. Для своих близких она стала сестрой милосердия. Сначала ухаживала за умирающим мужем, потом досматривала пожилую свекровь. Когда умирала ее мама, Людмила была рядом. Теперь, несмотря на преклонный возраст и проблемы со здоровьем, ухаживает за лежачей сестрой. Фотография: Александр Васюкович, Имена

Людмиле 68 лет, она работала медсестрой. Теперь, уже три года, ухаживает за сестрой-монахиней. Когда та еще могла ходить, приезжала к ней каждый день, готовила, мыла, убирала. После инсульта переехала насовсем.

— Другой раз и покричу на нее, не выдерживаю нагрузки, — признается Людмила. — Я же тоже пожилой человек, но пока справляюсь.

Людмила принимает веру сестры. Вместе слушают молитвы, причащаются. Старенький телевизор транслирует то праздничные богослужения для монахини Ольги (единственное, что ей можно смотреть), то сериалы для Людмилы.

После инсульта сестре Ольге дали первую группу инвалидности. МРЭК (медико-реабилитационная экспертная комиссия) рекомендовала ей специальную кровать, антипролежневый матрас, прикроватный столик и другие удобные приспособления, которые облегчат уход за лежачим пациентом. Денег на всё это у двух сестер-пенсионерок, конечно, не было: пенсий едва хватает на питание и лекарства. Помогли служители Толочинского монастыря, где в последние годы находилась сестра Ольга, и Патронажная служба. Купили матрас, столик, скользящую простынь, опору для сидения. Фотография: Александр Васюкович, Имена

Людмила сначала справлялась сама, но сил на всё не хватало, а помощи ждать не от кого.

— У меня с позвоночником проблемы, сидеть мне нельзя, могу или лежать, или стоять, — рассказывает Людмила. — Кормить проблемно. Стою, наклонившись над ней. Она ничего не может, даже повернуться в постели. Надо подгузники менять, умывать, кормить. Я это делаю. А кто ж ей еще поможет? Двое братьев у нас есть, в Бобруйске живут, оба — инвалиды второй группы. Сестра еще в Питере, но у нее у самой большие проблемы со здоровьем. Хорошо, что Лариса приходит помогает. Сама бы я не справилась.

Лариса — сотрудница Патронажной службы — приходит к Ольге каждый день, кроме выходных, чтобы покормить пенсионерку, сделать массаж, почитать и поговорить. Фотография: Александр Васюкович, Имена

Лариса — сестра Патронажной службы. С декабря прошлого года она каждый день приходит на четыре часа, чтобы помочь двум пожилым сестрам.

— Люда за несколько месяцев, что сама ухаживала за сестрой, измучилась. С Ольгой надо физически заниматься, — говорит Лариса. — Руки-ноги разрабатывать, чтобы пролежней не было, чтобы тело не затекало. Я прихожу, кормлю обедом, массаж делаю часа полтора, читаю, потом опять кормлю. В это время Люда отдохнуть может. Конечно, ей тяжело было бы одной справляться.

Людмила пригласила домой нотариуса, чтобы оформить доверенность от лица Ольги. «Нам подгузники и пеленки одноразовые исполком оплачивает по чекам. Раньше я только паспорт показывала — и почтальонка потом деньги приносила. А сейчас вот повезла чеки и не приняли, говорят, давай доверенность и доказывай, что ты сестра. Пришлось оформлять. 50 рублей заплатила, чтобы на дом нотариуса пригласить». Фотография: Александр Васюкович, Имена

Лариса приводит батюшку, чтобы мать Ольга исповедалась и причастилась.

— Ей очень непросто. Она 30 лет в монастырях служила, — объясняет Лариса. — Представьте, если вас взять и против воли переселить в монастырь и заставить жить по его правилам.

Молитва и чтение спасают мать Ольгу от отчания, возвращают к монашеской жизни, которой пришлось десятилетиями добиваться, чтобы лишиться в один момент.

— Полежу, отдохну, почитаю. И так целыми днями. Акафисты, Евангелие, Псалтирь. Совсем мало читаю, зрение уже не то. Раньше вечернюю молитву читала 15 минут, теперь — час, а то и больше. Но надо заставлять себя. Чтением я спасаюсь, пока вижу.

Как вы можете помочь

Одиноким престарелым и тяжелобольным людям вот уже три года помогает Патронажная служба, созданная при Свято-Елисаветинском монастыре в Новинках под Минском. В 2016 году году читатели «Имен» собрали 25 632 рубля на работу шести сестер, которые ухаживали за 16 больными в Минске. Патронажная служба провела 40 бесплатных консультаций по уходу для родственников больных, выезжая к ним и домой, и в больницы.

Сегодня Патронажная служба готова взять на работу 11 патронажных сестер, чтобы те могли обеспечить уход для 32-х тяжелобольных и одиноких людей. Это в два раза больше, чем в прошлом году. Увеличилась и сумма сбора, ведь труд сестер — это тяжелая постоянная работа, которую необходимо оплачивать. Чтобы Патронажная служба могла постоянно помогать пожилым тяжелобольным людям, ей нужно собрать за год 49 185 рублей. Это зарплаты сестер на год, расходные материалы, оплата связи, налоги и банковские комиссии. Каждый рубль поможет!

«Имена» работают на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен». Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Добавить комментарий

Закрыть меню