Церкви в киеве

Киев. Улочки и храмы Подола.

Продолжаем осматривать Подол — самый колоритный из трёх больших районов старого Киева. В прошлой части я показал его фасад — Контрактовую и Почтовую площади, которыми ограничивается знакомство с Подолом у большинства туристов. В 2004 году, приехав в Киев впервые, я не стал исключением — но наверстал упущенное в сентябре и ноябре 2012 года. Подол — это тихие улочки, ветхие дворики, бесчисленные церкви и неискоренимый купеческий дух.
Как уже говорилось в прошлой части, в 1811 году Подол сгорел, и как и год спустя в Москве, этот пожар разделил его историю на «до» и «после». И средневековый, и польско-литовский, и малоросский Киев был преимущественно деревянным городом, а на Подол приходилось 2/3 его населения и застройки. Восстанавливать его стали по регулярному плану Вильяма Гесте с прямоугольными кварталами, а как результат, почти все допожарные здания, стоявшие на кривых улицах, оказались под углом к новой застройке. Примерно пополам Подол делит пара улиц Верхний Вал и Нижний Вал, фактически один бульвар, перпендикулярный Днепру — причём отмечает он валы литовского Киева, а вот древнерусский вал проходил несколькими кварталами дальше по улице Юрковской, что немудрено — в домнгольском Киеве жило до 50 тысяч человек, в польско-литовском — 10-15 тысяч. Общий размер Подола, имеющего форму трапеции между горами, Днепром и заливом — примерно 2,5 на 1,5 километра. Сейчас речь пойдёт в основном о местах западнее Контрактовой площади, единственное исключение — улица Боричев Ток, проходящая по подошве горы параллельно улице Сагайдачного:
2.

Как видно из названия, улица очень древняя, скорее всего ровесница Владимирова города (которому была посвящена позапрошлая часть) — Током («толкучкой») называли торговые площади. Однако в нынешнем виде улица сложилась после пожара, и её основная достопримечательность — деревянная особняки начала 19 века:
3.

4.

А между Боричевым Током и расположенной ниже Покровской улицей — одна из красивейших в Киеве Покровская церковь (1766, Григорович-Барский) в стиле украинского барокко:
5.

Колоколенка (вид с Покровской улицы) моложе — второй ярус надстроен в 1831 году:
6.

До 1935 года рядом стояла ещё одна церковь Николы Доброго (1800-07), где среди прочего ванчались Мастер Булгаков с Маргаритой Татьяной. Сама эта панорама очень наглядно показывает «Подол, который мы потеряли» — как и Старая Москва, это был в конце 19 века район купеческих особнячков и церквей над ними. Справа видна Греческая Екатерининская церковь (1748) — о ней я писал в прошлой части, и с момента появления этого кадра успели не только снести её саму, но и чуть раньше (в 1915 году) построить уцелевшую до наших дней колокольню на Контрактовой площади. Слева — одноэтажный ещё Гостиный двор, а на месте полукруглого корпуса Киево-Могилянской академии — колокольня (1811) и Богоявленский собор Братского монастыря (1690-93), закрывающий уцелевшую Благовещенскую церковь (1740). А вот церкви на заднем плане вполне себе сохранились, но о них я расскажу лишь в следующей части. На месте днепровских плавней правого берега ныне промзона, а вот левобережные никогда не делись.

7.

От церкви Николы Доброго, впрочем, уцелела колоколенка, или церковь Симеона Столпника (1811-22), и её необычный для Киева «псевдорусский» вид пусть не удивляет — традиционно прихожанами Никольской церкви были великоросские купцы. Ныне она принадлежит греко-католикам:
8.

С другой стороны от Контрактовой площади рукой подать до Флоровского монастыря — одного из интереснейших в Киеве. Во-первых, это единственный монастырь Киева, зародившийся в польско-литовскую эпоху — дело в том, что в то время (1566 год) киевским воеводой был Константин Острожский, самый православный магнат (или самый влиятельный православный) в Речи Посполитой, о владении которого — городке Острог на Волыни — я уже писал осенью-2011. Он же основал в 1576 году Острожскую академию — первый в мире православный вуз, издал «Острожскую Библию» Ивана Фёдорова огромным для той поры тиражём… В общем, монастырь в Киеве — далеко не самое масштабное его творение. Название монастыря — от Флора и Лавра, коим монастырский храм был посвящён изначально, но в 1712 году сюда переехал из Печерска женский Вознесенский монастырь. Обитель остроилась в камне, а старое посвящение стало названием. Вход — через колокольню (1821):
9.
Внутри спокойно и уютно, деревья, стены и гора гасят шумы мегаполиса. Цветник существует издавна и называется Райский сад. Тихая, цветущая обитель в центре столицы — что может быть прекраснее? Собственно, впервые о Фроловском монастыре я узнал из разговора с одной киевской знакомой, замученной тремя работами: при упоминании Лавры она начала ругаться (не на меня, конечно) и говорить о столпотворении, суматохе и фальши, «…я больше люблю Флоровский монастырь, там очень спокойно, иногда туда хожу после работы просто погулять». Я её понимаю:
10.
Центр монастыря — Вознесенская церковь (1722-32), довольно архаичный образец украинского барокко. Внутри красивое убранство, но в вечернюю службу я едва протиснулся в притвор:
11.
Ещё две церкви выше по склону «лесенкой» — Трапезная Никольская (нижний ярус чуть ли не 17 века, верхний надстроен в 1818 году):
12.
И Воскресенский собор (1826), редкая в Киеве ротонда. Первый раз вижу, чтобы собор был самым маленьким храмом обители:
13.
Часть монастыря слева от входа с 1960 года была превращена в швейный цех. Слышал такую историю: закрытый в 1934 году монастырь вновь открыли в 1941, при немцах, и монахини прятали и выхаживали раненных красноармейцев и партизан-подпольщиков. Затем это обнаружили немцы, и расстреляли и солдат, и монашек. Если это правда, то неблагодарность хрущовских властей конечно поражает.
На бывшей промплощадке — Казанская церковь (1844) и кельи (1824)
14.
А вот постройки справа от собора, за Райским садом — не тронули, монастырь так и действовал непрерывно с 1941 года.
15.
16.
Прямо напротив монастыря до 1935 года (реально, чёрная дата для Киева!) стоял один из самых интересных храмов Подола — Петропавский.
17а.
Построенный в 1610-40 годах, это был костёл монастыря доминиканцев…. а дело в том, что последние обосновались в Киеве ещё накануне Монгольского нашествия, где-то между 1228 и 1233 годами: Русь долгое время де-факто не признавала Великий раскол, общаясь и с Римом, и с Константинополем, а в Червонной Руси этот расклад сохранялся на протяжении всей её истории, закономерным итогом чего стало греко-католичество. Из Киева доминиканцев выгнал Богдан Хмельницкий, и до 1681 года храм стоял заброшенным, другие монастырские постройки разобрали, и лишь затем он был освящён уже как православная Петропавловская церковь, к которой в 1744-50 годах Григорович-Барский пристроил колокольню. В 1786 году церковь передали православным грекам, а после пожара восстановили уже как «обычную» православную. И тем не менее, это был последний (помимо замка, сожжёного Хмельницким, и ратуши, сгоревшей в 1811 году) архитектурный памятник польско-литовского господства над Киевом. Вот почему его не восстановили при Ющенко? Очень необычная архитектура — базилика в стиле украинского барокко:

17.
Осталось на Подоле и ещё несколько церквей. Через квартал от Флоровского монастыря, наискось к сетке улиц — Притиско-Никольская церковь (1750):
18.
Показанный в позапрошлой части Город Мёртвых замыкает Крестовоздвиженская церковь (1811-41) бывшей слободы Кожемяки, у начала Верхнего Вала. Она основана в 1740-е годы, но преемственность возводится к Крестовоздвиженской церкви Владимирова города, стоявшей примерно на месте Андреевской церкви.
19.
За валами, у подножья Щекавицы — обезглавленная Дмитриевская, или Констнатино-Еленинская церковь (1747-57, опять Григорович-Барский):
20.
На Почайнинской улице, ближе к Днепру чуть за Нижним валом воссоздаётся Введенская церковь (1885):
21.
На той же Почайнинской, 26 — маленькая и незаметная старообрядческая Успенская церковь (1897). Староверы обосновались на Подоле ещё в 18 веке, но в торговом и многонационом Киеве прижились прекрасно — достаточно сказать, что после отмены Магдебургского права (1834), в самые неблагоприятные для староверов николаевские времена, первым городским головой Киева стал именно старообрядец Парфентий Дегятёрв. Как и в большинстве старообрядческих церквей, тут роскошное убранство — но видеть его не так-то просто.
22.
Ещё две церкви снесены в 1930-е годы: Воскресенская (1698, стояла на улице Спасской) и Борисоглебская (1691-92, на углу Борисоглебской и Братской):
23.
А это уже новые веяния — Центральный Киевский храм баптистов аккурат напротив Дмитриевской церкви. Выше по Щекавице такая же здоровенная адвентистская церковь, которую я ещё покажу. На Подоле всем найдётся место:
24.
В том числе, конечно же:
25.
Евреи в Киеве составляли 10-12% населения — не так уж много (не 40-50%, как в Одессе, Кишинёве или Вильне), но для одного из крупнейших городов тогдашней империи и это немало, тем более среди киевских евреев были и такие, как «сахарный король» Лазарь Бродский. Не знаю, сколько здесь было синагог, но сохранилось в том или ином виде три, и одна из них на Подоле — в квартале новостроек на Щекавицкой улице:
26.
Синагога Розенберга — старейшая уцелевшая в Киеве, построена в 1894-95 годах на средство купца Габриеля-Яакова Розенбурга и раввина Евсея Цукермана, причём сделано это было обходным путём: Розенберг формально строил личный особняк, но ещё до окончания строительства получил разрешение сделать в нём молельню. Закрытая в 1929 году, синагога возродилась после войны и долгое время была единственной действующей в Киеве, а уже в постсоветское время «приросла» двумя внушительного размера зданиями по бокам. Внутри, говорят, сохранилось красивое убранство конца 1940-х, но мы туда не пошли.
27.
Помимо храмов, в пейзаже Подола выделяются каменицы — украинский аналог палат. Но как уже говорилось, Киев был в основном деревянным, поэтому их немного — показанный в прошлой части дом Гальшки Гулевичевны в Братском монастыре (начало 17 века), стоящий в одном из соседних дворов «дом Мазепы»:
28.
И по соседству с Притиско-Никольской церковью «дом Петра I»:
29.
С этими именами оба дома отождеставляет молва — просто в Киеве сохранилось слишком мало гражданских зданий 17 века (а старше нет вообще). В доме Мазепы ныне музей гетманства, в доме Петра — музей благотворительности. Оба не вписались в послепожарную сетку улиц:

30.
А сами улицы… Чем-то вроде Подола мне всегда представлялся старая добрая Москва, забывшая к концу 19 века о своей былой и будущей столичности. Простецкий, мещанский, торговый — таким мне видится настоящий Подол:
31.
32.
33. Речное училище имени Сагайдачного. Как ни странно, сталинка (1951-53)
34. У Флоровского монастыря. Справа дом Рыбальского (глава магистрата в 1797-1813) середины 18 века.
35. Подольская пожарная часть конца 19 века, 25 апреля 1986 года первой принявшая сигнал Чернобыля. Ныне музей той транедии с техникой ликвидаторов.
36.
При том, что он местами вдрызг зановостроен:
37.
38.
В том числе очень странными домами конца 1980-х — зарождение той архитектуры, что заполонила ныне российские и украинские города:
39.
40.
Но дело не в архитектуре, а в атмосфере:
41.
Где-то в глубине Подола — кинотеатр «Октябрь» (1931) в стиле конструктивизма:
42.
И рабочий, метающий в его сторону «Булыжник — оружие пролетариата» (скульптура Ивана Шадра, многочисленные экземпляры которой стоят в разных городах от Москвы до его родного Шадринска):
43.
И конечно же дворы… Они тут бывают почти петербургскими:
44.
Почти московскими:
45.
И сугубо подольскими — даже не общекиевскими:
46.
47.
48.
А напоследок зайдём на Житный рынок (1976-80) почти что у начала Верхнего и Нижнего Вала. Некогда торжище тянулось отсюда сплошную полосой до нынешней Контрактовой площади, через домонгольсккую церковь Успения Богоматери Пирогощи (т.е. «пшеничную»). Южные ворота «пути из варяг в греки», место встречи Севера и Юга:
49.
Ныне обыкновенный базар. Впереди Притиско-Никольская церковь, справа корпуса Флоровского монастыря, за спиной — бомжи и алкаши. Но какая связь времён! Здесь встречались надменный хитрый грек и молчаливый варяг, заключали сделку взаимных поставок железа и бронзы. Мусульманин из Хорезма пригнал на продажу коней и перекупленные у индусов пряности, коими заинтересовался поляк. Суздальский кузнец встретил представителя галицкого воеводы и демонстрирует ему качества своих мечей, а киевские житники затеяли драку с новгородскими вощаниками, и еврей-ростовщик потирает руки, подсчитывая грядущий ущерб. А бомжи тут были и тогда, и наверное ещё более грязные…
50.
Напротив рынка, у подножья Щекавицы — автостанция «Подол», перестроенная явно из чего-то дореволюционного (торговый ряд? почтовая станция?). На Щекавицу мы ещё поднимемся:

Пешеходная экскурсия «Церкви на Подоле в Киеве»

  • Киев – столица веры вот уже много веков. Ежегодно миллионы паломников не только из Украины, но и со всего мира посещают город, чтобы прикоснуться к священной атмосфере древних соборов и храмов. Именно в Киеве была крещена древняя Русь, а благодаря обилию церквей украинскую столицу уже давно зовут не иначе как «Киев златоверхий».
  • Ознакомьтесь с историей Храма Успения Богородицы Пирогощи, который был построен еще сыновьями князя Владимира Мономаха, и который даже занял место в одной из старейших литературных памяток Руси -«Слове о полку Игореве».
  • Ощутите силу древней веры в Свято-Ильинской церкви, которая считается первым православным храмом Киевской Руси, а построенная была еще первыми Киевскими князьями – Аскольком и Диром.
  • Свято-вознесенский Фроловский монастырь выбирали как простые девушки, так княгини и баронессы со всей Российской империи, чтобы отдать себя служению Богу и приблизиться к истинной вере. И доныне, спустя 500 лет с момента основания в монастыре не прерывается молитва и на каждый праздник главный собор монастыря — Вознесенский собор – переполнен людьми.
  • Церковь Николы Доброго известна немногим, но именно здесь обвенчался со своей первой женой тогда еще неизвестный молодой врач Михаил Булгаков. Узнайте же больше об истории церкви, построенной великим гетманом Самойлом Кошкой, и которая стойко пережила не один пожар.
  • Вдохновитесь архитектурой украинского барокко, после знакомства с церковью Николая Набережного. Колокольня же церкви удивит Вас своим русско-византийским, несочетаемым с барокко стилем.
  • Покровская церковь сыграла великую роль в спасении жизней евреев во время Второй Мировой войны. Именно в Покровском храме тогда служил священник Алексей Глаголев, сын знаменитого отца Александра, обвенчавшего Михаила Булгакова и Татьяну Лаппу.

Добавить комментарий

Закрыть меню